Музыка для них – это не просто работа или хобби, это их жизнь... вместе работают, вместе служат Господу,

вместе переносили тяготы расставания и ожидания... эта посвященная Богу семья вдохновляет других увлекаться музыкой, служить этим даром, любить то дело, которым занимаешься... и просто быть счастливыми в любых обстоятельствах. Познакомимся поближе с семьёй Ячник Вадима и Анастасии.

- Расскажите немного о семьях, в которых вы родились и выросли, о родителях. Как вас воспитывали?
- Родилась я в Пружанах, - начинает Настя, - в небольшом военном городке. Когда мне было 10 лет, мы всей семьей переехали в Брест. Несмотря на то, что мои родители неверующие, всегда нас с братом воспитывали в строгости и любви друг ко другу, я им за это очень благодарна. На данный момент с мамой я поддерживаю очень теплые отношения, несмотря на расстояние, стараюсь как можно чаще к ней ездить, не проходит ни дня, чтоб я с ней не созванивалась, она как лучшая подруга.
 
- Я родился в городе Бресте, – продолжает Вадим, - в семье верующих родителей. Папу зовут Валентин, маму - Галина, у меня еще есть две младшие сестры - Элла (26 лет) и Яна (16 лет).
Мой папа - человек очень трудолюбивый. Никогда не видел, чтобы он день или хотя бы полдня ничего не делал по дому или по работе. Он всегда в движении. Даже сейчас, когда ни позвоню, он всегда что-то делает, чем-то занимается. Но при всей его загруженности был всегда рядом с нами, часто играл со мной в детстве. Когда я был в подростковом возрасте, папа хотел мне передать все навыки и умения, хотя бы самое элементарное для мужчины: починить кран, просверлить отверстие именно там, где его можно и нужно просверлить, а не там, где мне казалось правильным или хотелось просверлить. Но чтобы отказаться, у меня всегда находилось много причин - то в футбол нужно идти играть, то проснулся «рано» в 13:24. А еще «помогли» мне школьные психологи. Заставили меня в школе нарисовать картинки, а потом определили как-то по ним, что мне противопоказаны физические нагрузки, и вывели заключение, что мне больше подходит творческая деятельность. Так что у меня была официальная отговорка перед папой)). Хотя я понимаю, что выводы психологов только хуже мне сделали, так как в результате я оказался абсолютно не приспособленным к самостоятельной жизни, к сожалению. Сейчас я очень хотел бы научиться всему тому, что умеет папа (он мастер на все руки), но теперь нас разделяют 365 км, а по телефону или скайпу не научишься. Папа мой несет служение по технической части в церкви.
Мама у меня долгое время была домохозяйкой, поэтому она так же принимала непосредственное участие в моем воспитании. Мама моя всю жизнь поет - в церковном хоре, часто сольно в церкви на служении. Ее также я не помню пассивной, она всегда занималась нами, нашим образованием, всегда в доме были чистота, уют, кажется, уже все блестит в доме, уже в отражении пола видишь свои недостатки, а она все убирает. Так как мы всегда были на виду у мамы, ей, конечно же, доставалось больше всего моих капризов, недовольства. Я с уверенностью могу сказать, что мои родители в полной мере выполнили свой родительский долг - как в плане воспитания, так и духовного развития. На себе я, бывало, испытывал строгое слово мамы и не совсем мягкий ремень папы.
- Был ли ты вредным ребенком?
- Не знаю, наверное, лучше об этом расскажут мои родители. Но точно знаю, что были моменты, когда мама вымаливала меня у Бога, за что я ей всю жизнь буду благодарен. Вообще я сам себе часто говорю о том, что я самый бессовестный сын на свете…я очень редко езжу в Брест к родителям, оправдывая себя всем, чем  угодно. Но все больше и больше понимаю, что нужно менять свое отношение к этому, дабы потом не жалеть.
 
- Когда и при каких обстоятельствах ты обратился к Богу, Вадим?
- Покаяние мое было неожиданным для меня. Помню, как сидел в церкви, начало служения, первая проповедь, успел брат только пару слов сказать, а я уже не находил себе места, выбежал вперед перед всей церковью и молился молитвой покаяния. Хотя до момента покаяния я всегда знал и мне говорили о том, что я должен сделать шаг навстречу Богу, что вера не передается по наследству, что должен наступить момент в моей жизни, и как можно скорее, когда мне нужно обратиться к Богу, попросить прощения у Него и попросить Его быть ВСЕМ в моей жизни.
 
- Настя, мы знаем, что вы познакомились задолго до того, как попали в церковь «Вифлеем», но решение создать семью приняли именно здесь - и ваш брак с радостью благословляли все верующие нашей церкви!
- Да, мы познакомились в колледже, в Бресте. И в свой первый раз в церковь я пришла ещё в Бресте, на Вульке - Вадим пригласил на Рождество. Это было, кажется, на последнем курсе, а потом пригласил на «Вифлеем» в Минске.
- Что за колледж?
- Брестский музыкальный колледж, вместе учились в одной группе с Вадимом, и знакомы мы уже... - вспоминает подсчитывая, 13 лет. Закончив колледж, каждый из нас приехал в Минск учиться дальше. Вадим учился в Академии музыки, а я в Университете культуры и искусств. Специальность у нас одна - хоровое дирижирование, а учебные заведения были разные. Так как в Минске мы еще ни с кем не были знакомы, стали снова общаться по старой дружбе. Вадим пригласил меня в церковь «Вифлеем», и я стала приходить на служения. Потом переехала жить в семинарию в общежитие, на то время там жило большинство девчонок из «Вифлеема», и мы начали теснее общаться, так и получилось… что я прижилась в нашей церкви «Вифлеем». Очень важно помнить всем девочкам, которые уезжают из родительского дома на учебу или работу, что нужно стремиться находить церковь и общаться с верующими.
- Сколько лет вы женаты?
- На сегодняшний день (2019 г.) мы уже 5 лет в браке.
- Каким был твой путь к Богу?
- Про себя могу сказать, что свое осознанное решение идти с Богом я приняла в сознательном возрасте (21 год), восемь лет назад. Но искания и вопросы души были всегда. Когда мне было семь лет, у меня погиб папа. Это было большим потрясением для меня и, кажется, ведь я еще ребенком была.. но помню отчетливо, что не понимала - за что? Почему так произошло? Почему со мной? У меня было очень много вопросов к Богу. Долго я не могла смириться с этой мыслью... жизнь заставляла меня взрослеть, все менялось... конечно, первые шаги были сделаны благодаря Вадиму и его беседам со мной, он много мне рассказывал, объяснял. Но когда мы поступили в Минск, тут, можно сказать, я осталась одна - другой город, окружение, все влияло... Начала ходить в церковь, спасибо Якову Андрониковичу, который всегда после служения подходил и давал повод для размышления на неделю. Помню, я ему позвонила и попросила приехать в семинарию поговорить - и там, в его кабинете, я покаялась. Сейчас я понимаю, что это Дух Святой меня вел в тот день. Благодарна Якову Андрониковичу за участие в моей духовной жизни. И в декабре 2011 года я приняла крещение.
 
- Вадим, а как Бог привел тебя в церковь «Вифлеем»?
- В 2010 году приехал учиться в Минск и знал, что нужно делать что-то с выбором церкви. Накануне моего переезда в Минск к нам в Брестскую церковь приезжала на служение сестра Екатерина Крощук, она очень здорово пела, после служения мне удалось с ней немного пообщаться, после чего она пригласила меня в Минск в «Вифлеем». Но на тот момент я даже не представлял себя в Минске. Для меня это казалось только мечтой. Но позже, когда я все же переехал в столицу, вопрос о выборе церкви встал в первую очередь, потому что понимал, как христианину необходимо общение с братьями и сестрами, а душе - размышления и духовная пища. А получить все это можно ТОЛЬКО в церкви. А так как я немного связан с музыкой, мне хотелось, конечно, служить в той церкви, где развито музыкальное служение. Посетил одну церковь, там видно было, что музыка развивается, но что-то было не то для меня (позже я понял, что именно мне нужно было на тот момент). И я вспомнил, что мне Екатерина говорила про церковь «Вифлеем». Единственное было сложным, это разобраться, как доехать до церкви, так как на тот момент Минск после Бреста мне казался нереально большим и сложным городом (для сравнения, в Бресте мой самый долгий путь занимал 15-25 минут куда-либо, а в Минске только в одну сторону у меня уходило 1 час 10-20 минут, чтобы добраться до церкви). Но я набрался сил и рискнул, приехал в «Вифлеем». И с того момента по сей день остаюсь в этой замечательной СЕМЬЕ под названием «Вифлеем». Но, самое интересное, остался я в «Вифлееме» совсем не из-за музыки, а только потому, что мне здесь очень понравились проповеди. Слушая проповедников, ловил себя на мысли -  это же про меня… и это про меня… и даже это про меня… И вот, с 2010 года я ни разу не пожалел, что остался в «Вифлееме», потому что внутренность мою и по сей день меняет Слово, которое звучит с кафедры нашей церкви от наших пастырей, дьяконов, молодых братьев. С того момента я не посещал больше ни одну церковь - из любопытства или в поисках чего-то, потому что всё, что нужно мне, я получил и получаю, и буду получать в теперь уже моей церкви. И если что-то меня беспокоит или я не могу найти ответ на свои вопросы, я ищу ответ в своей церкви у наших пастырей, служителей. Совет для приезжих - кто бы ты ни был, кем бы ты себя ни видел в служении, не важно, кто ты по образованию, ищи настоящее Живое Слово, от которого ты будешь расти духовно, а остальное Бог усмотрит Сам для тебя в служении. Если это Слово, которое проповедуется в церкви, меняет тебя лично, ломает гордыню и порою не дает спать спокойно, это именно то, что нужно мне и тебе. Значит, это живое Слово, значит, это твоя церковь. Проверяй себя - если тебе просто нравится, как проповедуют, и ничего не происходит внутри, это опасный звонок.
Конечно же, хочу выразить огромную благодарность Богу и семье Дмитрия и Милы Пекун за их активное участие в моей жизни и жизни моей жены, за их ободрение, поддержку и опору как в служении, так и в нашей повседневной жизни. Мы хотим так же, как и они, быть для других опорой и поддержкой в служении. Спасибо вам, дорогие!!!
 
- Вадим, Настя, вы оба музыканты. Выбор профессии - это ваше сознательное решение или всё же традиция семьи и желание родителей?
  - Скорее, сознательное решение, - отвечает Настя. - Я с детства знала, что моя жизнь будет связана с музыкой. Мама преподает фортепиано в музыкальной школе,  поэтому с детства я ходила в музыкальную школу, потом поступила в музыкальный колледж, далее - Университет культуры и искусств. Наверное, другой специальности я для себя не представляла. Хотя... когда-то в детстве я хотела стать ветеринаром.
- Вадим, а как у тебя было с вопросом музыки?
-
Начну с ма-а-аленькой истории, – стеснительной улыбкой начинает свой серьезный рассказ Вадим. - Как-то я сильно провинился перед мамой. Как сейчас помню, она посадила меня за стол, мне было примерно лет 11-12, и начала рассказывать историю о том, что... когда мама была беременна мною, врачи поставили ей диагноз - рак. По их прогнозам оставалось ей жить совсем ничего. Но маму больше всего волновал не её диагноз, а еще не родившийся я, ведь врачи сказали, что ребенок умрет и это 99%, а если и родится (1%), то будет инвалидом. Сидя за столом, в тот день мама, глядя на меня, рассказывала, как папа задолго до моего рождения понакупил игрушек, одежек в ожидании первенца-мальчика. Я не представляю, каково было моему папе, моим дедушке и бабушке жить с той мыслью, что совсем скоро они останутся одни: умрет их дочь, жена и не родившийся внук-сын. Мама рассказала мне со слезами на глазах о том, что единственной её молитвой было: «Господи, если ты позволишь моему сыночку родиться, пусть он будет Твоим служителем…». Также она рассказала, как накануне последней операции (на утро следующего дня) к ней приехал мой дедушка (отец мамы), это было поздним вечером, он пробрался в отделение, где она лежала. Мама вышла к нему навстречу, а дедушка сказал ей: «Галя, верь, что Бог может все, только верь». Они вместе помолились, дедушка вышел из больницы, а мама пошла к себе в палату. Она рассказала, что в ту ночь просила Бога помочь её неверию… Помолившись, она уснула, уткнувшись в подушку. После 4-5 часов сна ее разбудили врачи на обследование перед операцией. И тут Бог показал Свое могущество и Свою победу над раком (что для Него так же просто, как и исцелить головную боль). Врачи один за другим по очереди осматривали мою маму и с огромными от удивления глазами пытались найти опухоль диаметром в 5 см, но этой опухоли уже там не было. Утром дедушка пришел в больницу проведать маму, мама только вышла к нему навстречу с улыбкой на лице, он даже ни слова не спросил, он всё уже знал и побежал к главврачу требовать немедленной выписки мамы из больницы. Дедушка повторял одно и то же: «Моя дочь здорова, Бог исцелил ее. Выписывайте». Я не знаю, что я подумал бы про дедушку, будь я на месте врача, но то чудо, которое совершил Бог в нашей семье, оно является еще одной причиной, почему я в служении. Врачи предупреждали маму о последствиях, но родился я такой, какой есть. С недостатками куда более серьезными, чем просто физические. Я родился в этот мир таким же грешником, как и все, и мама хотела, чтобы помимо физического здоровья, я имел духовное здоровье. Она сдержала свое обещание перед Богом и сделала все, чтобы я был в служении. Почему именно музыка? Наверное, потому, что мама сама любит петь и всю жизнь в музыкальном служении. Да и родители, которые отдают своих детей в музыкальную школу, решают, как минимум, две задачи сразу: первая и главная - это облегчает им размышления, как направить своего ребенка в церковной жизни; ну и вторая - это какое образование дать ребенку. Вот поэтому после этой истории я понял, почему меня отдали в музыкальную школу и почему мне нужно постараться ее закончить.
 
- Кем вы сейчас работаете?
- Работаем в одной школе.
- Вы даже работаете вместе?!
- Да, Вадим работает звукорежиссером и преподаёт гитару, барабаны, вокал, а я только вокал у малых преподаю.
- В чем плюсы и минусы того, что муж с женой дома-в церкви-на работе - всегда бок о бок?
- Однозначно ответить не могу... - задумывается Настя. -  Из плюсов: понимаем на работе друг друга без слов. Из минусов, - честно и открыто признается, - бывают вечера, когда дома мы просто не можем разговаривать, т.к. целый день вместе и сил что-то обсудить уже нет. Мужчинам нужен отдых от разговоров (особенно если профессия подразумевает постоянное общение с людьми), а женщинам разговоры подавай всегда, особенно по вечерам!
- Вадим, а как у тебя с плюсами и минусами?
- Минусы работы вместе, наверное, -  улыбается с хитрецой, - только в том, что мои ученики не вмещаются в кабинет, так как кабинет уже занят учениками Настюши. А так плюс в основном для меня. Много приходится заменять друг друга, да и помогаем друг другу. Настя заполняет журналы, не люблю писанину, - благодарно смотрит на жену и улыбается ей своей неширокой улыбкой, -  а я их отношу начальству.
 
- Вадим, складывается такое впечатление, что ты можешь играть на любом инструменте – на гитаре, фортепиано, аккордеоне, трубе, ударниках, может, даже и на скрипке? Откуда у тебя такая способность?
- Я не очень люблю об этом говорить, - реально стесняется Вадим, прикрывая ладонью подбородок и рот, исподлобья поглядывая на меня. Видно, что этот вопрос ему не комфортен, - так как мое умение играть на нескольких музыкальных инструментах никак не делает меня более талантливым, чем кто-либо другой. Просто со временем я начал проявлять интерес к разным инструментам. Приеду в гости к дедушке, у него там баян… ну и в общем... бедный был этот баян, - смеется Вадим своим особенным смешком, - так как я требовал от него, чтобы он сыграл мне песню «В минуту жизни трудную»... Потом в церкви купили барабаны, мне тоже было интересно, сложнее на них  играть, чем на фортепиано, или нет? Сложнее или нет, не отвечу. Скажу только, что у музыканта не должно возникать и мысли, как ему прославить Бога своим умением. Мне кажется, музыканту давно уже и так должно быть понятно, чем он будет заниматься в церкви.
Труба - у нас в церкви в Бресте духовой оркестр, и к нам приходили преподаватели, обучали нас игре на духовых инструментах. Особого интереса я не проявил тогда к трубе, но пошел учиться, потому что мои друзья пошли. А вот настоящий интерес к трубе я проявил в армии, когда мне дали тубу в руки (это очень огромная труба, еще ее называют «бас») и сказали: хочешь служить в оркестре, вот тебе трое суток научиться играть - и через трое суток на плац. Вот там был действительно проявлен интерес к инструменту. Я б сказал, это самый большой был интерес, который я когда-либо проявлял к музыкальному инструменту, - честно признается Вадим.
Скрипка… вот она никак не хочет идти ко мне в руки. Я помню, как две недели промучил этот инструмент. Благо я пытался учиться играть на ней в частном доме, там нет соседей, но я понял, что этот инструмент на тот момент был не под силу мне. Кстати, проблема с мышами в нашем дворе тоже на время решилась. Совпадение это или нет, но пока я учился играть на скрипке, они решили разбежаться на время, - усмехается, - а если серьезно, то скрипка — это очень сложный инструмент. И для меня это остается пока только мечтой. Вот смотрю я на ребят и девчонок из молодежного хора, как они играют на струнных смычковых инструментах, и искренне радуюсь, восхищаюсь ими, потому что для меня это очень сложным оказалось.


- Помню, как мы всей церковью усердно молились, когда тебя должны были призвать в армию. Молились, чтобы ты получил отсрочку. Так и произошло. Однако тебя все же призвали - и службу в армии ты нёс с достоинством.
- Я помню, как после отсрочки я делился свидетельством в церкви, с очень благодарным сердцем Богу за это, хотелось говорить и говорить об этом. Так как это действительно была рука Бога - чудом я получил эту отсрочку. После служения Виктор Никодимович сказал, что хорошее свидетельство, но, наверное, не стоило его говорить, а то вдруг заберут в следующий призыв. Мне так обидно стало. Но радость от того, что у меня отсрочка, перекрыла все мои обиды. Помню пытался что-то наладить в своей жизни, начал вставать пораньше, к некоторым вещам относиться посерьезнее… но это все продолжилось недолго. Видимо, армия нужна была в моей жизни. Наступил весенний призыв, я приехал в Брест с уверенностью, что и в этот раз у меня все будет хорошо, ссылаясь на то, что у Бога для меня другие планы: у меня же служение, я Ему там нужнее. В итоге… не было у меня ни проводов, ни гостей, как у всех нормальных парней. Еще вечером, прощаясь с дедушкой и дядей Олегом, я сказал им, что зайду после военкомата к ним и принесу кое-какие вещи… и я зашел, спустя год ))). В военкомат мы поехали только с Настей, маму и дедушку я попросил не ехать, так как не хотел, чтобы столько человек пришло за моим военным билетом). Зашел в военкомат... а в голове планы на день, с собой щетка и подшивочная ткань на всякий случай, которую мама перед выходом мне еле-еле впихнула. И в итоге через 2 часа я увидел уже своих родных под звуки марша «Славянки» через окно зеленого автобуса МАЗ (не люблю зеленый цвет))) – не успела уточнить, эта нелюбовь к цвету возникла до автобуса или все же после, интересующиеся могут у Вадима спросить лично, он будет знать, что интервью дочитали до конца. -  В пути, в электричке в направлении Слуцка, я ехал и ждал, что Бог освободит меня, правда, очень ждал, я начитался всяких свидетельств о том, как Бог в последние секунды освобождал ребят от службы, и я ожидал, что и со мной так должно обязательно быть. Думал, может с электричкой что случится, ну или места-койки мне не хватит. И это правда, мысли от безысходности были. Но по приезду я увидел, что всего там хватает, даже с большим запасом.
- Вадим, время, проведенное на службе, чем оно тебе запомнилось?
- Служил я в части 18662 в городе Слуцке, это единственная часть, где служат без присяги. Почему я отказался от присяги? Это мой личный выбор, так как я не хочу связывать свою жизнь с военным делом. После того, как мы приехали туда, я помню, как нас построили всех - из 500 новобранцев было примерно 120 верующих ребят. И это первое, и единственное, что меня хоть немного обрадовало там. Первые 40 дней (время курса молодого бойца) прошли в более-менее  спокойной обстановке. А уже когда нас перевели в подразделения, там было уже посложнее, так как дали должность, позже звания - и спрос, естественно, увеличился. Армия - это место, где ты поменяешься на 100%, только либо в лучшую, либо в худшую сторону. Никто оттуда не приходит прежним. Я видел, как ребята, придя туда с административными наказаниями и с плохим поведением, уходили совершенно серьезными людьми, но видел также и ребят-христиан, которые первые пару недель не выпускали Библию из рук, а потом… сигарету. Армия ломает. Но в какую сторону, зависит от человека.
- Как христианину служится в армии?
- Вы спрашиваете, как христианину служится в армии? Нас в роте было 39 человек, 15 из них верующие. По разные стороны от меня спали ребята разных конфессий. И если первое время нам хватало сил спорить о дарах Святого Духа, о музыке в церкви, об одежде, то после короткой речи нашего командира, вопросов стало меньше. Командир, построив нас сказал: «Вы верующие? Грабли в руки - и докажи. Через час прихожу, чтобы опавших листьев тут не было». Я помню, как долго размышлял над его поступком. И до меня тогда дошла одна мысль: для неверующих людей не важно, какой молитвой ты молишься, какой дар ты имеешь, им даже не важно, какую музыку ты слушаешь, им важно, что и как ты делаешь. Нас было очень много деноминаций, каждый со своим опытом служения, мнениями, вкусами и пониманием Священного Писания. И в армии нам стала понятна одна простая мысль - если мы христиане, мы должны показать это на деле, качеством своей работы, а не на словах, споря о своих мнениях. Вот за это я также благодарю Бога, Он показал мне, что ожидают от нас, верующих, люди, которые не знают Бога как личного Спасителя. Еще один момент. Служил я с отличными ребятами, они все служители, все талантливые музыканты, проповедники. Как-то нас в воскресенье погнали на плац на конкурс строевой песни. Наша задача была, шагая по плацу, петь песню. Ну, мы, долго не думая, разделились на голоса (благо тогда были в строю только верующие, поэтому и пели на три голоса слаженно). Я помню, подошла наша очередь петь, а помимо нас примерно еще человек 500 на плацу. И мы запели песню строевую, на три голоса, после чего все замерли, а командир попросил на бис еще три круга сделать с этой песней. Брат Артур Лотырев (на полгода старше меня призывом был), помню, предложил спеть в строю «Калі Дух Гасподзень напаўняе мяне», и мы пропели, немного правда, но это было так классно, такая родная песня для нас в тот момент была.
Служил я в оркестре, и мы часто «гастролировали», играли на похоронах. Я увидел, как хоронят неверующие люди своих родных. Никакой надежды у них, и это очень меня печалило. Как хорошо, когда мы знаем, что у нас есть надежда на встречу, даже не надежда, а уверенность.
- Была ли дедовщина?
- В нашем подразделении нет, так как 15 человек из 39 верующие, было нас пять сержантов, четверо из которых - наши братья во Христе. Были пожелания у остальных сохранить традиции «дедов» в подразделении, но христиане это быстро порешали миром.
- Что самое сложное было для тебя в армейских буднях?
- Очень сложным было для меня понимание, что моя жена была одна в Минске, и я почти ничем не могу ей помочь, что ей одной теперь вдвойне сложно, меня это очень мучило. Спасибо ей за то, что она почти каждые выходные приезжала ко мне. Спасибо всем братьям и сестрам, которые приезжали, звонили, передавали приветы. Мне этого очень там не хватало.
- Есть ли какие-то ценные уроки, которые ты вынес из службы в армии?
- Для себя я вынес несколько уроков. Первое - будь доволен тем, что ты имеешь. Кушай с удовольствием то, что приготовила тебе мама или жена, или бабушка, пусть даже это будет перловка пару дней подряд, но зато это перловка приготовлена с любовью. Цени свою жену, маму. Не обижай их своим ропотом: «опять эта картошка…макароны…пельмени», ведь этого может и не быть. Второе - цени время, которое ты сам можешь себе запланировать. Планируй с умом. Не трать жизнь свою напрасно.
 
- Настя, тебе, как жене, пришлось ждать возвращения мужа из армии. Чем тяжела эта участь?
- Ох, - вздыхает глубоко Настя, - не очень люблю вспоминать это время, – и ненадолго замолкает. - Но, слава Богу, все прошло!
Тяжело было с самого начала, спустя время понимаю, что я тогда настроила себя и была уверена на 100 процентов, что Вадим никуда не уйдет, другой вариант я и не рассматривала, поэтому тяжело было принять эту новость. Как ты уже говорила, мы везде вместе - на работе, в церкви, дома, и тут в один момент я одна... его забрали, и все вопросы самой решать... - видно, как Насте нелегко вспоминать это время.  - Спасибо маме, всем родственникам, друзьям, что были рядом, поддерживали, спасибо церкви за молитвы, это очень чувствовалось, что переживают и подбадривают.
- Каким было для тебя это время?
- Многому этот долгий год нас научил, нам нужно было это пройти. Конечно, сразу это тяжело принять, но время расставляет все на свои места, Бог никогда не дает испытаний, которые ты не можешь выдержать!
 
- Как вы проводите своё свободное время, и есть ли оно у вас?
- Если есть, люблю проводить его среди родных и близких, – отвечает Настя.
- Свободное время стараемся проводить вместе, вдвоем, - уточняет Вадим, так как на работе всегда большое окружение людей, с которыми нужно общаться и очень устаем от рабочего процесса.
- Вы так много времени уделяете церкви и служению!
- Что касается служения, так это наш сознательный выбор, и служение не является для нас причиной недостатка времени для себя, – объясняет Вадим.
 
- Уверена, что практически все в нашей церкви с удовольствием поют старые, иногда незаслуженно забытые гимны, которые в последнее время подбирают наши музыканты для общего пения. Вадим, почему ты любишь эти прекрасные песни?
- Я не знаю, как можно не любить старые гимны. Когда сравниваю их с современными, поражаюсь, насколько качественные, богатые по музыкальному содержанию и тексту писали «необразованные» в этой сфере люди, и удивляюсь, насколько бессмысленные и пустые песни пишут сейчас наши современные «профи». Не хочу забывать историю церкви в гонениях, когда большинство этих старых гимнов писалось в темницах, под дулом пистолета, в поезде, когда шли по этапу за веру. Представляете, у них не было ни нотного листа, ни карандаша, и они не знали, услышит ли вообще эти песни кто-то, потому что большинство авторов знали, что скорее всего не вернутся. А теперь время... - в недоумении продолжает, - время аудио стоков… сейчас в некоторых странах «христианский шоу бизнес» идет почти в ногу со светским. Сейчас цели такие: нужен «свежачок», акустический, или симфонический, или электронный альбом. Сейчас, порою именно технологии (а не глубокая вера) заставляют написать что-то, так как появился новый ЭФФЕКТ, и его срочно нужно внедрить в служение или композицию. Если раньше служения проводились в темноте, под страхом быть обнаруженными, и люди каялись и Дух Святой касался людей, и церковь росла, то сейчас софиты, стиль музыки и прочее диктуют композиторам, какую песню написать. Поэтому сейчас и тексты беднеют, так как людям не хочется размышлять. Сейчас чем проще текст, тем лучше, весь акцент на технологиях и, к сожалению, это может проникать в церкви. Люди обманывают себя, когда думают, что через тот или иной тембр инструмента или тот или иной вид освещения они расположат человека к поклонению. Технологии — это то, что уводит нас от истины настоящего поклонения. Я знаю одно: тот ДАР и ТАЛАНТ, который дает тебе Бог, не купишь, не заработаешь и не заслужишь ни в каком учебном суперпрофессиональном заведении. Это даже сравнивать не хочется.
Еще мне кажется, если бы в миссию Христа входило работать с музыкантами, он наверняка работал бы с теми «необразованными», а не с профи. Иисус находился среди простого народа, с фарисеями его встречи не были долгими. Соответственно, простые люди получили больше от Иисуса, чем фарисеи. И виноват в этом не Иисус, Он пришел ради всех на землю, только вот фарисеи от своего «образования» пострадали. Образованному сложнее доказать его ошибки. Поэтому для себя я решил, что всё, чему меня научили в учебном заведении, я в полной мере отдам молодежному хору, да и всем, кому понадобится моя помощь, потому что знаю, что талант, который дает Бог, куда ценнее. Поэтому вопрос о старых песнях у меня снят. Я люблю их, потому что их писали профессионалы от Бога. Когда я вижу, как поют Христиане, которым Бог дал талант писать и петь, не зная ни одной ноты, и то, как они это делают, то мне порой стыдно вообще вспоминать о своем образовании. Нет такого образования или заведения, которое может хоть чуть-чуть приблизить нас к уровню таланта, который дает Бог. Вот вам простой пример: вы слышите гимны старшего, молодежного, детского хора. Если взять несколько произведений и показать профессионалу, он скажет, что это сложные произведения. А у меня сразу возникает вопрос: как это произведение возможно выучить, не зная нот? Я всегда говорю своим хористам: вы очень талантливые и талантливее меня потому, что я порою спеть не могу вашу партию, зная ноты, а вы поете с такой легкостью, не зная нот. И это удивительно. И пусть музыкальные критики, и теоретики, и психологи, ученые даже и не пытаются доказать обратное, не докажут. Потому что это под силу только Богу - научить тому, чему нигде на земле человека не научат.

- Вадим, как ты считаешь, почему падает авторитет Библии среди молодёжи?
- Авторитет Библии падает среди молодежи так же быстро и стремительно, как и среди остальных людей. Нам, людям, не нравятся условия. Нам не нравится, когда нам навязывают, как жить. Человеку когда-то было дано все: вот тебе, Адам, сад, на работу не ходи, вот тебе, Ева, фрукты, кушай витамины, чего им не хватало? Им предложили решать самим свою судьбу, они ее и решили. И поэтому с момента Эдема и до сего дня и дальше будет так же - не будут хотеть люди, чтобы кто-то влезал в их «комфорт». Поэтому нам всем, не взирая на возраст, нужно учиться принимать Слово и применять его в своей жизни.

- Настя, как ты считаешь, какова главная задача жены в семье?
- В браке двое становятся одной плотью. Мне кажется, в этом единстве счастье достигается тогда, когда оба прекрасно осознают свою роль в браке, ценность каждого в глазах Бога и с любовью исполняют свои обязанности. Роль жены - быть помощником мужу (Быт 2:18), поддерживать в его начинаниях, вдохновлять и молитвенно благословлять. Думаю, самая главная задача христианки - не подражать этому миру, а угождать Богу, потому что именно Он предназначил ей эту прекрасную роль. В мире престижно быть деловой и независимой, поэтому очень важно помогать мужу и проявлять послушание, хотя бывает это нелегко...

- Что для вас значит родительское благословение, как оно может влиять на жизнь семьи?
- Родительское благословение несомненно влияет на нашу с Настей семью. Для меня родительское благословение или «неблагословение» всегда слышалось в их молитве. Если мы слышим (или я слышал), что мама молится Богу и просит Бога остановить в той или иной ситуации или деле, то это для меня (нас) значило «неблагословение». А если мы в молитве родителей слышим слова благодарности Богу, это и есть настоящее благословение. Потому что только родители будут честно и открыто взывать к Богу и просить либо о помиловании, либо благодарить Бога и просить об охране и защите.

- Мы понимаем, что наша христианская жизнь неразрывно связана с доверием Богу. Были ли у вас в жизни ситуации, когда вы на практике проходили, как это – «довериться Богу всецело»?
- Если у меня что-то болит или что-то беспокоит, я стараюсь сначала стать на колени и помолиться, и не важно - это головная боль или сильный отек голосовых связок, где, кажется, только врач поможет. И скажу честно, после молитвы чаще проходит все, но иногда все же я иду к врачу и покупаю лекарства, и это не значит, что Бог не услышал меня, а значит - теперь мне нужно пройти через это, чтобы быть проверенным и на спокойствие, и на доверие Богу, когда кажется, что уже нет выхода. И придя к врачу, стараюсь быть спокойным, потому что знаю, что до «сего места вел меня Господь».

- Не секрет, что христианская молодежь любит слушать современные песни, популярные на радио, TV... Вадим, слушаешь ли ты такие песни и музыку?
- Да, я слушаю современную, популярную, классическую, тяжелую музыку. Приходится слушать, во-первых, работа того требует. Ну и во-вторых, чтобы объяснить людям, почему не стоит или стоит слушать тот или иной стиль. Я сам всегда в поисках чего-то нового, правда, всегда новое нахожу в давно забытом старом. Поэтому отношусь к современному творчеству с большим подозрением, так как сейчас музыкой сложно назвать то, что звучит по радио и TV, скорее, это игра тембров и прочих эффектов и разных фишек. Однако я точно знаю благодаря современному творчеству, ЧТО однозначно НЕ принесет человеку пользы. Сейчас музыка очень простая, примитивная и неинтересная, на мой взгляд. Если раньше боялись одинаковых звуков, повторяющихся 500 раз на одной и той же высоте, и применяли эти звуки как пытки для людей, проводя эксперименты, чтоб свести с ума и внушить им определенные мысли, то сейчас это суперпопулярно и модно. Очень заметно, что современные люди не хотят думать, запоминать, размышлять, и чем больше однообразия, тем это лучше для манипулирования сознанием. Сейчас если написать песню на стихи Пушкина, Тютчева или Шекспира на английском (ведь очень популярны в наше время песни на английском), это будет провал. Единственное, что спасет, это если внедрить в стихи этих поэтов модный бит и много повторяющихся звуков, тогда есть еще шанс, что люди хотя бы прислушаются к песне. А так в основном три слова и две ноты…
- Какую музыку ты советуешь слушать христианам?
- Если человек занимается профессионально музыкой, он должен иметь представление хотя бы о стилях музыки, если человек любит просто фоновую музыку и не хочет думать над словами, лучше скачайте классику, джаз, блюз. Избегайте электронной музыки или той, которую еще называют «клубняком». Это непонятная музыка, и она не несет в себе пользы. А про «христианских» ди-джеев даже говорить не буду, просто избегайте. Вообще совет - относитесь к музыке, как к книге, мне кажется люди в основном читают книгу осознанно, чтобы что-то взять для себя новое, а не просто лишь бы что-то читать, таких людей я вроде не встречал. Поэтому если вышел новый альбом какой-либо группы, прочтите хотя бы историю группы, кто из них чем живет, кто во что верит, кто о чем поет, особенно это зарубежной музыки касается. Читайте переводы текстов и будьте в курсе, О ЧЁМ песня. Мы иногда и представить себе не можем, насколько дьявол использует красивую музыку, приятную на слух, чтобы овладеть человеком, особенно подростком. Читайте биографию исполнителей. И удаляйте из своих плей-листов музыку, которая намекает на какое-либо греховное действие. Потому что музыка имеет силу влиять на человека. Мы ведь даже на вид можем отличить рэпера от рок музыканта, поп музыканта от классического, потому что это культура, которая имеет влияние на людей. Сейчас в моду приходит корейская музыка, - вздыхает Вадим, - в основном это подростковые и молодежные корейские музыкальные группы. Остерегайтесь. А лучше не слушайте, если не знаете корейский язык. Всегда, беспроигрышно, лучше слушать христианскую музыку. Сейчас христианская музыка на очень хорошем уровне, и в ней есть чему поучиться. Ну и самое главное - это пожелание нашего пастора Виктора Никодимовича: пойте и слушайте музыку Богоцентричную и Христоцентричную.

- Есть ли какая-то песня, которая оказала особое влияние на вас, ваши мысли, перевернула, можно сказать, ваш мир? Песня, которая значит для вас больше, чем все другие?
- Да, есть такая, самая любимая, – отвечает Настя,  - «В дизайне Божьем». Очень хорошо запомнила вечер, когда ее в первый раз услышала - это было одно из первых вечерних служений, когда я пришла в церковь, запомнила, что вели прославление в тот вечер Наташа и Оксана Остапович, Юля Майорова, Юля Евтухова, они пели эту песню, она на меня почему-то очень повлияла, я вдумывалась в текст и вообще размышляла над тем, что у Бога не бывает ошибок... очень долгое время она была у меня на повторе в плей-листе.
 
- Да, для меня, определенно, есть песня, которую я люблю петь, которая всю жизнь звучать будет в голове, - вспоминает Вадим. -  Давно это было, мы ехали в деревню с папой. Деревня Антополь находится недалеко от Бреста (примерно 80 км), а что такое 80 км для опытного водителя? Но я помню, только мы выехали из Бреста, и папа попросил меня посидеть тихонько в машине, пока он немного поспит, и включил мне кассету, на которой звучала эта песня - «Я на жизнь рассчитывать не вправе». И мы остановились, папа подремал буквально минут 7-10, и мы продолжили путь в обычном режиме. И вот спустя несколько км на дороге стоит Камаз, а в кювете - перевернутый автомобиль точно такой же марки, как и наш, а из авто свисала чья-то рука. Вокруг ни скорой, ни милиции. Было понятно, что авария произошла примерно в эти 7-10 минут, пока дремал мой папа. Вот слова этой песни и картинка ДТП навсегда остались в моей памяти.
 
- Вадим, молодежный хор в нашей церкви, наверное, твоё основное и любимое служение?
- Молодежный хор для меня - это самое основное и любимое служение. Я, наверное, скажу для многих невероятные вещи, но наша молодежь — это особенная молодежь, это лучшая молодежь, это послушная и очень мудрая и смиренная молодежь.
 
- Периодически вы готовите замечательное прославление на вечерних богослужениях и даже не раз ездили в другие города большим составом. Сложно ли находить общий язык с молодежью?
- Я небольшой вынесу секрет из семьи под названием «молодежный хор», но когда мы осенью ездили в Брянск, мы ехали в очень традиционные церкви. И меня с брянской стороны просили донести до молодежи нашей кое-какие пожелания в плане одежды, бижутерии, косметики и так далее… и меня это насторожило, потому что мне не хочется создавать условия в служении, мне хочется, чтобы ребята и девчонки чувствовали себя комфортно. Но мне пришлось на репетиции сказать об этом, на что я получил в ответ только три слова: «Да без проблем!!». Это удивительные парни и девчонки, и я всегда о них буду говорить в таком ключе и везде, потому что они пример для меня и в покорности, и в смирении, терпении, заботе. Поэтому я знаю, что с ними можно ездить в любые церкви - и «Вифлеем» может быть спокоен за свою молодежь.
- Как мотивировать молодежь к служению?
- Что касается мотивации… тут конечно много зависит от руководителя служения. Для меня важно знать, что они хотят петь сегодня, что они хотят петь завтра. Для меня важно их мнение по поводу всего, что происходит в молодежном хоре, это может касаться и формы одежды, и личных обстоятельств кого-то. Самая главная мотивация для человека — это быть нужным, принятым, быть в общении. Поэтому для меня важнее не наш певческий уровень или сложность нашего репертуара, а то, с каким настроением они приходят и уходят, общаются ли они между собой после спевки или на протяжении недели между спевками, или нет. И если человек придя на хор, да и в принципе в любое служение, увидит, что он принят, мне кажется, никакой мотивации больше и не нужно. Хотя хор по-прежнему в некоторых церквях - это немодно и не нужно.
- Где ты берешь силы, когда опускаются руки?
- Силы я беру, конечно же, в молитве, видя пример старшего регента Дмитрия Пекуна, глядя на его труд в музыкальном служении, от пастырей, семьи, ну, и конечно же, от самой молодежи. Они дают заряд энергии надолго!!!))) Очень хочется, чтобы продолжали молиться за молодежь нашей церкви. Это не будущее, это настоящее церкви, и они уже отдают силы и время на служение Богу и людям.

- Вопросы на ассоциации. Я говорю вам слово, а вы, не задумываясь, отвечайте, с чем оно ассоциируется у вас.
 
Настя:
1. Дирижер - Руководитель;
2. Церковь – семья;
3. Муж – защита и опора;
4. Дом – уют;
5. Любимое блюдо – ой, много, я всеядна)));
6. Сон – ночь;
7. Магазин – покупки;
8. Доброта – мама;
9. Небо – вечность;
10. Лето - море;
 
Вадим:
1. Обручальное кольцо – бесконечность;
2. Работа – снова???)));
3. Виктор Никодимович – огромное сердце;
4. Время – пар;
5. Отпуск – лето;
6. Хор – семья;
7. Проблема – не беда;
8. Музыка – изменения (то что меняет в человеке);
9. Верность – спокойствие;
10. Общение – решение всех проблем.

Общаясь с семьей Вадима и Насти, я поняла глубину их любви к Богу, служению, церкви, людям. Они находят для других время, когда времени нет. Они не живут для себя, не принадлежат себе. Они не отказывают в просьбе о помощи даже при наличии массы уважительных причин. Спасибо большое, Вадим и Настя, что поделились своими сокровенными мыслями, позволили нам заглянуть в ваш мир. Спасибо вам за труд и посвященность!

Беседовала Наталья Бруцкая-Стемпковская