Дописал последнюю строчку Месяц Ноябрь

Он – поэт-созерцатель, мастер хайку. Вы знакомы с этим жанром поэзии? В его основе – искусство видеть мир. Вместить в одной фразе всю красоту и глубину мгновения: перехватить улыбку природы в нырке пупырчатой лягушки, услышать молчание седых холмов и белых туманов, разделить одиночество черного ворона в зимнем саду. Из-под пера поэтов хайку не выйдет затейливый оборот или кудрявая фраза. И на первый взгляд, слог автора – скуп и строг. Несколько четких, тщательно выверенных росчерков словом – это и есть все произведение. Но зоркий взгляд соединит короткие штрихи в целостный “иероглиф” – и раскроет посыл мастера. Простые слова сложатся в изящную мысль. 

Когда земная ось поворачивается к холодной стороне луны и лицо природы омрачается ненастьями, Красота тоже переходит на язык иероглифов. Сплошная фреска красочного пейзажа растрескается и рассыплется на мелкие кусочки – их нужно уметь подобрать и правильно сложить в поэзию красоты. Попробуем создать ноябрьские хайку?   

Сиреневое утро.

Слезы неба по стеклу.

Грусть на высоких нотах.

Город кутается в лохмотья облаков.

Пестрая кошка нырнула в подворотню.

А может, это была Осень?

Золотистый лук шепнул из корзинки

о своей дружбе с солнечными лучами.

Для теплого света и пыльная земля – не препятствие.

Утро развернуло чистый лист неба,

к нему деревья тянут свои грифельные пальцы –

вот-вот появится их росчерк на прозрачно-голубой акварели.

Светясь надеждой и отвагой,

одинокий месяц плывет и тонет в чернильных тучах,

бросает вызов леденящей тьме.

Вот такие иероглифы. А у вас – свои! И значение у всех всегда одно – красота. Поэзия жизни. Ну а если мы научимся находить и узнавать красоту Духа? Он так свободно дышит, является нежданно, по собственному почину. Внимательное сердце услышит тихое веяние и откроет невидимую сокровищницу. Простые знаки сложатся в мысль Бога. Например, Любовь. Это же настоящий “иероглиф-в-иероглифе”! Так много в нем составляющих: терпение, доброта, милосердие, кротость… Вот это действительно ни с чем не сравнимая поэзия – Поэзия Духа!

Перечитываю строчки из свидетельств крещеных братьев и сестер. И фраза за фразой складываются в единую мысль. Бог есть Любовь. “Даже когда я отдалялась, Бог всегда был рядом”; “Бог прикоснулся к моему сердцу”; “Несмотря на ошибки, Христос улыбался мне”; “Я позвал Его – и Он ответил”. В нежном мерцании звезд и ночной тиши, в бережном прикосновении друга и родительской заботе, в горе и радости, в каждой жизни и судьбе – можно проследить любовное послание Всевышнего. Узнать Его почерк. В тот воскресный день – День Крещения – вся церковь радовалась тому, что сложился “иероглиф” Любви в сердце Павла, Даниила, Инны, Анастасии, Анны, Артура и Алексея – и все они сами стали его неотъемлемой частью.   

Собирал Месяц Ноябрь красоту по кусочкам, складывал в тонкую поэзию поздней осени. Он шел рядом с нами – бросая прямо под ноги, развешивая на ветках деревьев, оставляя на оконных стеклах свои хайку. А мы в течение всего месяца собирали большие и маленькие события в жизни церкви и складывали их в единый иероглиф – Семья. Он составился из помолвки Карины Тюшкевич и Артема Бродова. Такой нежный двойной росчерк, даже глубокой осенью пахнущий весенними ветрами и сиренью. К нему добавились еще три праздничных росчерка – юбилей Луизы Абубокировны, юбилей Галины Ивановны Кардымоновой и принятие в члены церкви Галины Дмитриевны Стаценко. Три мягкие, изогнутые в женскую улыбку, линии.

Пришел Декабрь. Он открыл новые страницы сборника событий церкви «Вифлеем» и свежим, белоснежным, сказочно извитым почерком дополнил его новыми штрихами. И теперь в нашем иероглифе Семья, как искорки солнца на снегу (или снега на солнце?), сверкает помолвка Миши Липского и Оли Каштальян. И, словно ясное зимнее утро, лучится светом нового дня благословение новорожденного Лариона – сына Юли и Саши Каштальян. Накануне добавился еще один, молчаливый печальный штрих – уход Любови Васильевны. Добрая и верная сестра в Господе, она успела стать неотъемлемой частью нашей церковной семьи. Срезанной белой розой лег этот штрих в основание нашего иероглифа. Но и эта строка светится счастьем – закончилось долгое восхождение и утомленная душа обрела покой в объятиях своего Создателя.    

Нам всем даровано искусство видеть мир. Мир вечной, нетленной, неувядающей Красоты. Прочесть поэзию сердца в жизненной прозе. Рассмотреть Божье послание в обыденных событиях. И все это сложить в одно целое – Любовь. Самим стать росчерком в этом прекрасном, неисчерпаемом, совершенном замысле Бога.  

«И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1-е Иоанна 4: 16).   

 

Татьяна Тишкевич